» » Не море топит корабли, а деньги

Не море топит корабли, а деньги

Из-за конфликта Объединенной судостроительной корпорации с подрядчиком единственный российский авианосец негде ремонтировать. Рассказываем на примере ремонта авианосца «Адмирал Кузнецов», что не так с нашим судостроением, кто в этом виноват, и почему в борьбе с госкорпорациями бизнесу не помогают даже решения Генпрокуратуры.

 

 

За 2019 год рынок российского судостроения и кораблестроения подешевел на 19%, количество спущенных на воду судов упало на 17% по сравнению с 2018 годом. На всю страну в 2019 году было построено лишь 103 судна – даже во время валютного кризиса 2014-2015 годов, когда были ужесточены санкции и обвалились цены на нефть, кораблей строили в два раза больше. И в кризисном 2020 году ситуация едва ли улучшится.


 

Реанимировать отрасль судостроения, практически уничтоженную в 90-е, российские власти активно пытаются по меньшей мере 13 лет. В 2007 году Указом Президента РФ Владимира Путина для консолидации отрасли была создана Объединённая судостроительная корпорация (ОСК). В ОСК вошло 19 крупных судостроительных и судоремонтных предприятий, научно-исследовательские центры и проектно-конструкторские бюро – 80% всей судостроительной промышленности страны.

 

Президент корпорации Алексей Рахманов ставит перед компанией-гигантом амбициозные задачи – «наверстать все, что не делалось 20-25 лет». Но за время существования ОСК доля России в мировом судостроении практически не увеличилась (в 2013 году, например она составляла 0,2% против 1% сейчас), а заказчики корпорации все чаще критикуют ее из-за удорожания строительства судов. Критикуют так, что на встрече с Владимиром Путиным Алексей Рахманов вынужден оправдываться перед президентом. Судовладельцы избегают российских верфей (верфи в стране не загружены и на половину), предпочитая строить и ремонтировать суда за границей. Судостроительной отрасли, в которой ОСК по сути является монополистом, не помогает ни многомиллиардная господдержка, ни выступления президента против размещения заказов на строительство судов за рубежом.


 

Наш корреспондент  на примере истории ремонта единственного российского авианосца «Адмирал Кузнецов» разбирался, что не так с нашим судостроением, почему с ОСК конфликтуют их деловые партнеры, и чем это может грозить российскому ВМФ.

 

 

История авианосца «Адмирал Кузнецов» - олицетворение истории современной России. Спущенный на воду в 1985 году, за 6 лет до развала союза, крейсер с трудом пережил 90-е – с 96-го по 98-ой корабль находился в ремонте, сильно затянувшемся из-за недостатка финансирования. Тогда корабль чуть не сдали на металлолом. В 2000 году «Адмирал Кузнецов» участвовал в учениях Северного флота, в ходе которых утонула подлодка «Курск». В 2007 году авианосец возглавил отряд боевых кораблей, отправившихся в поход в Атлантический океан и Средиземное море, а после похода встал на восьмимесячный ремонт. С 2011 года крейсер, который американские эксперты признали худшим авианосцем в мировой истории, совершил несколько походов в Сирию. В последнем походе корабльпотерял два палубных истребителя (беспрецедентный случай для российской авиации): они просто упали в море, судя по всему, из-за обрыва тросов аэрофинишера. Наконец, вернувшись из этого похода, корабль в 2018 году встал в Мурманске на очередной ремонт – из труб авианосца шел черный дым.


 

Сначала планировалось, что ремонт этот завершится в 2020 году, а в состав Северного флота крейсер вернется в 2021. Но все пошло не по плану. Двухлетняя история ремонта авианосца, который производит контролируемый Объединенной судостроительной компанией Центр судоремонта «Звездочка», – это сплошная череда трагедий, после которых крейсер приходится заново ремонтировать. Да, ремонтировать после ремонта.


 

Сначала, в октябре 2018 года, в Мурманске утонул плавучий док «Звездочки», на котором ремонтировали авианосец. В результате аварии на крейсер упал 70-тонный башенный кран. Пострадали четыре человека. По словам руководителя пресс-службы Центра судоремонта «Звездочка» Евгения Гладышева, причиной затопления дока стало отключение насосов, вызванное скачком напряжения в электросети: в Мурманске под тяжестью снега рухнула ЛЭП, а когда электричество дали, на крейсере произошел этот «скачок». Гладышев не объяснил, почему единственный в России плавучий док, способный принять единственный наш авианосец, не имел резервной системы электропитания и утонул под натиском метели.


 

По факту ЧП на плавдоке возбудили уголовное дело по части 2 статьи 216 УК РФ «Нарушение правил безопасности при ведении иных работ, повлекшее по неосторожности смерть человека». Глава ОСК Алексей Рахманов тогда заявил, что дополнительный ремонт «незначительных повреждений» на авианосце обойдется в 70 миллионов рублей, но корабль передадут флоту вовремя – в 2021 году. Общая стоимость ремонта корабля на тот момент оценивалась в 40 миллиардов рублей.

 

 

Но в декабре 2019 года на крейсере произошел пожар – при сварочных работах в трюм попала искра, после чего загорелись остатки мазута. При пожаре погиб военнослужащий Александр Ралдугин и командир дивизиона аварийно-спасательных работ, капитан третьего ранга Виктор Измайлов. 12 человек попали в больницу. Стоимость дополнительного ремонта крейсера сначала оценили в 251,4 миллиона рублей, но уже в августе 2020 года Рахманов сообщил, что стоимость ремонта «находится в диапазоне 300-350 млн рублей». При этом общая сумма контракта после пожара выросла до 60 миллиардов рублей (для сравнения: бюджет всей Кировской области на 2020 год – 61 миллиард рублей). А сроки возвращения корабля в состав ВМФ сдвинулись на 2022 год. Рахманов при этом пытался запутать журналистов, заявляя, что сроки не сдвигаются, и корабль изначально планировалось вернуть в строй в 2022 году


 

Но на сегодняшний день даже планы возвращения авианосца в строй в 2022 году кажутся фантастическими: ремонтировать многострадальный крейсер может быть попросту негде.

 

 

После того, как в 2018 году утонул плавдок, на котором «Звездочка» чинила авианосец, в компании решили реконструировать сухой док 35-го судоремонтного завода в Мурманске, чтобы провести ремонт там. Для этого две камеры сухого дока решили объединить в один большой док. По словам руководителя пресс-службы «Звездочки» Евгения Гладышева, доковать авианосец решили именно таким образом, потому что «альтернативы у них не было».


 

Тендер на реконструкцию дока выиграла известная в строительной отрасли петербургская компания «Инвестиции. Инжиниринг. Строительство» (И.И.С.), которая до этого занималась, например, строительством Морского терминала в порту Усть-Луга Ленинградской области, строила причальные стенки в Зеленоградске Калининградской области и углубляла дно Санкт-Петербургского морского канала.

 

 

Контракт «Звездочки» с И.И.С. на сумму 23,8 млрд рублей был подписан в июле 2019 года.

 

По договору работа была разделена на три этапа. Работы по двум первым этапам реконструкции нужно было вести одновременно, чтобы в июне 2021 года «Адмирал Кузнецов» смог войти в недостроенный док. Там ему должны были установить донно-бортовую арматуру, винты и валы, после чего крейсер покинул бы док, а И.И.С. занялась бы его достройкой. Как сообщал РБК 48-летний бенефициар И.И.С. Глеб Евтушенко, аванс, который обязалась выплатить «Звездочка», составлял 7,1 млрд рублей.


 

Сразу после подписания контракта «И.И.С.» начала разворачивать свою технику на стройке (от кранов до бурильных установок) и привезла в Мурманск 257 своих рабочих.

 

 

Чтобы получить от «Звездочки» аванс, И.И.С. по договору должна была предоставить банковскую гарантию. Банки для предоставления гарантии потребовали от И.И.С. проектно-сметную документацию с положительным заключением от «Главгосэкспертизы». Эти документы подрядчику был обязан прислать заказчик, но оказалось, что у него этих документов нет. Поэтому «Звездочке» пришлось придумывать новое соглашение, предусматривающее замену банковской гарантии договором поручительства Глеба Евтушенко.

 

Соглашение было подписано, но проектно-сметную документацию по первому этапу реконструкции «Звездочка» прислала лишь спустя шесть месяцев, а по второму – не прислала вовсе, рассказывал Евтушенко РБК. Его слова подтвердила проверка Генпрокуратуры: «В ходе выезда в Мурманскую область нашли подтверждение Ваши доводы о несвоевременной передаче заказчиком проектно-сметной документации (ПСД) и других разрешительных документов».

 

 

Чтобы «Адмирал Кузнецов» совершил докование в срок, И.И.С. пришлось заниматься реконструкцией дока без необходимых документов. Кроме того, из 7,1 млрд авансовых платежей, предусмотренных договором, И.И.С. получила только 2,67 млрд – Генпрокуратура указала, что невыплатой аванса по 2 этапу работ стало непредоставление И.И.С. банковской гарантии, той самой, которую И.И.С. не могла получить из-за того, что заказчик не предоставил ей проектно-сметную документацию! Замкнутый круг.

 

 

На этом проблемы не закончились. Госкорпорация в ходе реконструкции дока почему-то решила не оплачивать выполненные И.И.С. работы. В распоряжении редакции есть один из реестров актов работ, выполненных И.И.С. Документ включает в себя комплекс работ, проведенных компанией с 28 января 2020 по 10 марта 2020 – от изготовления стальных свай до работы водолазных станций. Стоимость работ после зачета аванса в 42% составляет 123 миллиона рублей.

 

 

Под итоговой стоимостью работ стоит подпись Дмитрия Галимова, заместителя генерального директора 35-го судоремонтного завода, являющегося частью «Звездочки». Несмотря на то, что ресстр подписан Галимовым, представители И.И.С. весь март пытались добиться от «Звездочки» выплаты этих денег. Генеральному директору компании Сергею Маричеву поступило по меньшей мере два письма от временно исполняющего обязанности генерального директора И.И.С. Дмитрия Тищенко (письма есть в распоряжении редакции), в которых он требовал оплатить работу. Но работа не была оплачена, и 27 марта И.И.С. обратилась в Прокуратуру Мурманской области. В заявлении И.И.С. рассказала, что из-за отсутствия финансирования со стороны ОСК работники стройплощадки не получают зарплаты, при этом 21 строитель написали письменные заявления о приостановке работы. В мае этого года И.И.С. подала заявления в Генпрокуратуру и Совет безопасности.

 

 

Нежелание ОСК рассчитываться со строительной компанией выглядит странным – в контракте речь идет о миллиардах, а заплатить не могут даже какие-то небольшие по меркам госкорпорации деньги. Еще более странной выглядит публичная позиция ОСК о своем подрядчике. Судя по высказываниям представителей корпорации в СМИ, вместо того, чтобы выстраивать с И.И.С. нормальные отношения и скорее завершить реконструкцию дока, ОСК "топила подрядчика".

 

 

Еще с конца декабря 2019 года в СМИ стали появляться высказывания руководства ОСК о том, что их не устраивает ход реконструкции дока. В декабре в интервью «Коммерсанту» глава ОСК Алексей Рахманов неожиданно признался, что решение работать с И.И.С. «было отчасти вынужденным»: «Три гиганта, строительные компании, хорошо известные на российском рынке (судя по всему, речь идет о СК «Мост», «Стройтрансгаз» и «ТИТАН-2» - прим. ред), от участия в этом рискованном для них проекте отказались. Мы выбрали лучшего из имеющихся». Почему от сотрудничества с госкорпорацией и выгодного контракта отказались компании, Рахманов не уточнил. Вдвойне странно, что контракт по реконструкции дока глава ОСК называл «рискованным». Позже один из представителей ОСК, комментируя поданное И.И.С. заявление в Генпрокуратуру, заявил, что И.И.С. «объективно не справляется с проектом». По словам представителя корпорации, реконструкция дока задерживается из-за существенного ухудшения финансовой ситуации подрядчика (связать это «ухудшение финансовой ситуации» с тем, что ОСК не оплачивает работы, представитель корпорации не решился).

 

 

Причины всех этих задержек документов, невыплат и обвинений И.И.С. со стороны ОСК объяснились в марте этого года. Когда реконструкция дока шла уже почти год.

 

 

23 марта в кабинете президента ОСК Алексея Рахманова состоялось совещание по реконструкции дока (протокол совещания есть в распоряжении редакции). На нем представители ОСК обвинили И.И.С. в том, что компания не увеличивает темпы работ по погружению трубошпунта, а работы по бурокасательным сваям и вовсе остановлены. После резонного замечания Глеба Евтушенко о том, что у И.И.С. попросту нет средств для расчета с поставщиками бетона, ОСК обвинила компанию в шантаже. А затем внезапно потребовала передать 100% (!) акций И.И.С. в собственность компании ООО «Региональное строительно-монтажное управление». Руководство этой фирмы СМИназывают полностью подконтрольным руководителям ОСК.

 

 

Анекдотичность ситуации придает то, что ранее компания «Региональное СМУ» выступала в качестве субподрядчика строительства – госкорпорация навязала И.И.С. эту компанию. Но в ходе проверок, проведенных финконтролем И.И.С. во время реконструкции дока, было выявлено нецелевое расходование денежных средств, и компания расторгла договор с «Региональным СМУ». Кроме того, И.И.С. подала иск к «Региональному СМУ» о возврате аванса и уведомила прокуратуру Мурманской области о ситуации с субподрядчиком. Но ОСК это не смутило. Не смутило корпорацию и то, что требование передать полный пакет акций И.И.С. другой компании – это, по сути, вымогательство.

 

 

Когда на горизонте появилось это «Региональное СМУ», у госкорпорации внезапно нашлись те самые 123 миллиона, которые она должна была заплатить И.И.С. за выполненную работу. 26 марта на расчетный счет И.И.С. были перечислены эти деньги. Но от И.И.С. потребовали перечислить все средства на счет «Регионального СМУ» (как будто именно эта фирма выполнила всю работу на стройке), и когда И.И.С. отказалась это сделать, деньги со счета были отозваны!

 

 

А после того, как на очередном совещании у Рахманова по поводу реконструкции дока руководство И.И.С. под видеозапись заявило о том, что ОСК оказывает на нее давление, контракт с компанией в одностороннем порядке был расторгнут. Все убытки, связанные с простоями и неустойками, И.И.С. оценивает в миллиард рублей.

 

 

Компания неоднократно пыталась возобновить контракт (контракт был расторгнут как раз во время пандемии, когда на стройке находились триста рабочих И.И.С. и ее субподрядчиков), но ответа от ОСК не последовало. В борьбе с госкорпорацией, председателем Совета директоров которой является бывший губернатор Санкт-Петербурга Георгий Полтавченко, а в самом Совете заседает, например, заместитель председателя правления «Газпрома» Виталий Маркелов, не помогает даже определение Генпрокуратуры. В нем, кстати, сказано о «ненадлежащей организации работ предприятиями группы АО «Объединенная судостроительная корпорация» и ослаблении контроля корпорацией за реализацией проекта, влияющего на исполнение заданий государственного оборонного заказа».


 

Что будет с «Адмиралом Кузнецовым» - неизвестно. Новый договор генерального подряда, с гораздо более легкими условиями для подрядчика, чем был контракт с И.И.С., заключили с московской компанией «Оргэнергострой». Договор был заключен без конкурса, его даже отказались подписывать генеральный директор «Звездочки» Сергей Маричев и главный строитель (потом он уволился), но Алексей Рахманов дал прямое указание заключить договор. Также Рахманов отстранил генерального проектировщика проекта и передал перепроектирование «Оргэнергострою».

 

 

На данный момент проект реконструкции дока подорожает на 17 млрд рублей – до 40 миллиардов. На конец ноября 2020 года было выполнено только 50% работ первого этапа реконструкции. Эксперты «Национального исследовательского института проблем коррупции» выпустили доклад, «Объединенная судостроительная компания России и ее жители», затрагивающий в том числе конфликт Объединённой судостроительной корпорации и И.И.С. Авторы доклада сходятся во мнении, что «Оргэнергострой» «выполняет строительно-монтажные работы крайне низкими темпами, с фатальными отступлениями от проектных решений», а «срок докования сорван на год минимум».

 

 

Притом, что в публичном поле ОСК предъявляла претензии к И.И.С. именно из-за скорости работ.

 

Директор «НИИ проблем коррупции» Сергей Сапронов считает, что в конфликте ОСК и И.И.С. замешана скорее всего коррупционная составляющая. Требование госкорпорации передать полный пакет акций и получить контроль над И.И.С. он связывает со стремлением ОСК сконцентрировать в своих руках денежные потоки, идущие из государственной казны на реконструкцию дока. С тем же самым связывается и расторжение договора с неподконтрольной И.И.С. и заключение его с другой, менее эффективной фирмой.


 

«В итоге я считаю, что должны быть возбуждены уголовные дела о причинении имущественного ущерба государству, а правоохранительные органы должны провести проверку всех выводов, изложенных в докладе, - говорит Сапронов. – Корпорация намеренно затягивала сроки. Эффективность ее работы крайне низкая. Общая задолженность корпорации – 150 миллиардов рублей, в мае 2020 года в отношении ОСК были приняты программы финансового оздоровления на общую сумму 68 миллиардов рублей. Тот же ледокол «Виктор Черномырдин» они должны были ввести в 2015 году, а ввели в 2020-м».

 

 

Авианосец «Адмирал Кузнецов» между тем находится в ремонте с 2018 года. Других авианосцев у нашей страны нет и пока не предвидится.

 


Дата публикации: 1-12-2020, 22:44
Популярные статьи раздела

Сайт «Всё о коррупции в России» (Everything about corruption in Russia) зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор). Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС 77 - 56587 от 26 декабря 2013 года. Учредитель: АНО «НИИ проблем коррупции». Редактор: Алексей Смирнов. Адрес редакции для почты: 142701, МО, Видное, ПЛК д.3, а/я 1200.
E-mail:korrossia@yandex.ru

Лица, являющиеся источником информации, несут полную ответственность за точность приведенных фактов.Все права на материалы, опубликованные на сайте www.korrossia.ru, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании материалов www.korrossia.ru активная ссылка на источник обязательна. Рекламируемые товары и услуги подлежат обязательной сертификации. Материалы с пометками «На правах рекламы» публикуются на коммерческой основе. {links1}{links2}{links3}